Страна Дания

Здесь легко мечтать и уютно жить, сетовать на погоду запрещено указом королевы. Страна Андерсена и Русалочки.

Отходные пути

Posted by free on Июль 7, 2017

В Копенгагене перерабатывают любые отходы, включая архитектурные, и снова пускают их в дело. Лучшие здания последних лет — бывшие заводы и склады.

Если жителя датской столицы попросить привести пример качественной архи­тектурной рекон­струкции, он ответит: Кёдбюен. В старом мясницком квартале на востоке Копенгагена сегодня квартируют самые модные бары и ресто­раны. Кажется, такое уже было в Нью-Йорке: в бывших ското­бойнях вдруг завелись веганские кафе и галереи с инстал­ляциями, подвешенными на мясницких крючьях. Ника­кого совпадения здесь нет, поскольку свою новую жизнь Кёдбюен частично срисовал с нью-йоркского «Митпэкинг- дистрикта».

В начале нулевых он едва не превратился в «город-при­зрак»: мясная промышлен­ность переехала за город, и скотные дворы остались без дела. В Копенгагене, где каж­дая пядь земли подлежит при­нудительному освоению и пе­реработке, смотреть на такое расточительство без слез не могли. И в 2005 году городская управа начала сдавать помеще­ния галеристам, рестораторам, владельцам клубов, просто хорошим профи, готовым начать все заново. Осталось в Кёдбюене и несколько мясни­ков: часа в четыре утра, когда закрываются клубы, здесь про­исходит смена караула. Измож­денные тусовщики расходятся по домам, а на работу засту­пают крепкие мужчины в обаг­ренных кровью фартуках. Но начиналось столич­ное «переформатирование» промышленных зон с района Исландс-Брюгге, что за боль­шущим разводным мостом Лангебро, соединяющим Ста­рый город с островом Амагер.

До конца 1980-х район за мостом был мрачнейшим мес­том, где селились бедняки и маргиналы. Теперь в быв­ших фабричных зданиях доро­гие квартиры, а набереж­ная Исландс-Брюгге расцвела и превратилась в любимое место летнего ничего не деланья. В паре минут хода от моста обнаруживается одна из причин расцвета — пер­вые в Копенгагене откры­тые купальни. Их уже около десяти. Но в начале 2000-х, когда городскую гавань нако­нец признали пригодной для купания, а несуществующее ныне архитектур­ное бюро PLOT выгородило ее небольшую часть у моста, простенький бассейн гордо назвали новым типом город­ского общественного про­странства. Каковым он себя со временем и показал.

Теперь бассейнов здесь пять, из них два — детские «лягушатники» (в том числе купальня глубиной 30 санти­метров для годовалых викин­гов), качество воды проверя­ется каждый день. Квартал у купален называется Хавне-стаден, «городок у гавани».

Здесь находятся два самых известных здания квартала Исландс-Брюгге, построенные в 1960-х: первое — шестнад­цатиэтажная силосная башня Веннберга, которая напоми­нает центральный крематорий из «Дивного нового мира», а второе — колоссальный «бинокль» «Джемини Резиденс», некогда хранивший кор­мовые материалы. То и другое теперь — жилые дома с пре­красными квартирами.

Раньше на месте жилого квартала был огромный ком­бикормовый завод. Построили его в 1909 году без особой любви к архитектуре. Но со временем завод стал, выража­ясь языком урбанистов, районообразующимпредприятием: в 1950-х здесь уже работало более 1200 человек. Силосные башни, из которых получился «Джемини Резиденс», воз­вели в 1963 году — два цилин­дра из голого бетона, каж­дый по 42 метра в высоту и по 25 в диаметре.

Когда в начале 1990-х завод закрылся, встал вопрос, что делать с этими колоссами, мозолящими эстетский глаз малоэтажного Копенгагена. Сносить? Проще простого, но датчане практичны. Есть базо­вая конструкция из долговеч­ного, качественного бетона — осталось придумать, что на нее «надеть».

Придумали сделать жилой дом: все в Копенгагене меч­тают жить с проблеском воды в окне, а тут такие прекрас­ные виды на гавань. Сначала решили разместить квартиры внутри полых башен, но идею быстро отмели по двум сооб­ражениям. Во-первых, сложно сделать в бетоне нужное коли­чество проемов — окон и две­рей, во-вторых, прятать что-то, пусть и квартиры, не в датском характере. Копенгагенцы, как заметит любой турист, редко вешают шторы — даже в квар­тирах на первом этаже.

Любо­пытному путешественнику, который получает возможность наблюдать датский быт из первого ряда, это обстоятельство бывает на руку — но до тех пор, пока он сам не угодит с чемода­ном в такую квартиру или гос­тиничный номер. Отсутствие занавесок, о котором никто не предупреждал, вызывает самые желчные комментарии, но для датчан это норма и принцип: в северных краях и без того света мало. К тому же хорошему про­тестанту скрывать нечего.

Итак, квартиры решили не прятать. Оставался един­ственный вариант — размес­тить их снаружи башен, как бы прилепив к бетонным цилин­драм по всей окружности. Внутри сделали колоссальный атриум, похожий на геомет­рическую головоломку. Квар­тиры необычные — волнис­тые и с окнами в пол, совсем не похожие на бетонные коробки, в которых живет большинство людей.

Они стоят у самой воды и воплощают все, что мило северному сердцу: их куби­ческие выступы похожи на кирпичики LEGO, под ними деревянный настил — палуба воображаемого корабля. А во дворах растут сосны и колы­шутся сизые морские травы — такие, которыми засеивают бал­тийские пляжи, чтобы удержать тоскующий по морю песок. Окна в пол пропускают много света, но это физика.

Гораздо важнее «лирика»: сразу после Второй мировой войны, когда из страны ушли нацисты, панорамное остекле­ние стало одним из символов новой свободы: жить в прозрачном доме и ни от кого не прятаться.

Добавить комментарий

Вы должны войти для комментирования.